0
Корзина пуста

Россия внедряет рапс и идет по китайскому пути гибели пчел – говорит профессор Николенко Anna Medvedeva15 мая 2020 в 09:09


Алексей Николенко, доктор биологических наук, профессор, заведующий лабораторией биохимии адаптивности насекомых Института биохимии и генетики Уфимского научного центра Российской академии наук, рассказал следующее:

алексей николенко

- Гибель пчел, к сожалению, регулярное явление по ряду причин и существует во всех странах. В России это, прежде всего, зимняя гибель пчел из-за длинной зимы при метезации и из-за неправильных химобработок. В 2016-17 гг в регионах погибло много пчел: в Башкирии – 40%, в Оренбурге – 60% пчел.

Раньше летней гибели пчел в России не было. Почему? Потому что наши традиционные культуры – гречиха и мягкая пшеница – никому особо за границу не нужны. На данный момент российский АПК выходит на уровень нефтяной промышленности и способен добывать действительно серьезные деньги для страны. И поэтому аграрии сеют маржинальные культуры, в частности, рапс, но грамотность и культура фермеров оставляют желать лучшего. Вместо одной химической обработки происходит четыре, например.

В моем регионе закрывается один из сахароперерабатывающих заводов – всех свекловодов собрали и сказали, ребята, надо выращивать рапс. На что был ответ: «Тогда освободите нас от ответственности перед всеми пчеловодами за гибель пчел».

Отмечу, что на рапсе используется фосфороорганика, менее опасные пестициды, чем неоникотиноиды, но о том и речь, что обработка идет с нарушениями. Нельзя всю гибель пчел свести к только неоникотиноидам.

Надо отметить, что с Россельхознадзора уже много лет снята обязанность наблюдать за обработкой полей, фермеры сейчас работают на свой страх и риск, знаний у них никаких нет: обрабатывают во время цветения и с нарушениями, с самолетов, над деревнями, днем, можно долго перечислять массу таких нарушений – их порядка десяти.

К сожалению, нет ответственного лица или организации, кто будет контролировать правильность применения всех правил.

Возвращаясь к рапсу. Почему рапс возник в России? Потому что Европа отказывается от рапса. ЕС понимает значимость пчел. Есть два выхода. Первый выход – оставить пчел и жить хорошо. Второй выход – китайский – лазить по грушам и кисточкой их опылять.

Мы сейчас идем по китайскому пути. Не забывайте, что нас 300 000 пчеловодов! Из них, если пчелы погибнут, 90% останутся без денег, а они живут в деревне и другого дохода нет. И эти люди останутся без заработка, мы же в целом будем, в лучшем случае, опылять груши кисточками, в худшем – покупать их в Китае, где делают тоже самое.

Что остается пчеловодам? Искать пути коммуникации с фермерами. Я думаю, что платформа Билайна «Спаси пчел» должна помочь, тем более, если совместить ее с уже действующими программами по защите пчел.

Все поля, все посевы задокументированы в региональных Минсельхозах. То есть, чтобы в эту программу внести фермеров, ничего не нужно – надо обратиться в Минсельхоз, составить все карты полей. Фермер должен соблюдать правила игры, предупреждать о химобработках за один-два дня, не летать самолетом над деревней, и так далее.

Но есть и еще одна большая проблема – объяснить пчеловоду о важности регистрации свих пасек, потому что они все боятся разных моментов, а незарегистрированная пасека – она не считается: никто никого не предупредит, никто никому не заплатит.

Человеческий фактор – всегда самый важный момент, умение договариваться ценно. Что и присутствует в этой платформе «Спаси пчел». И ведь пчеловоды и фермеры договариваться умеют – единичные примеры, но есть! Так, я с удивлением узнал одну историю.

Мой коллега ездил в Адыгею – по обмену опытом к пчеловоду, у которого 6 тысяч пчелосемей, и он еще 4 тысячи отводков делает, выходит летом на 10 тысяч семей – отдает в аренду фермеру, который понимает значимость опыления и подъема продуктивности.

И пчеловоду задали вопрос: «А что ты будешь делать, если пчел отравят, если их украдут?». «А ничего не буду делать, у меня с фермером заключен договор: стоимость одной пчелосемьи в случае ее пропажи – 15 тысяч рублей. Так что это проблема фермера». Есть еще аналогичные примеры на Алтае, в Краснодарском крае, где фермеры платят деньги за опыление, но вообще по стране таких практик единицы. А должно быть много.

О том, как работает платформа «Спаси пчел» Билайна вы можете узнать по ссылке
Читать полностью: https://www.agroxxi.ru/zhivotnovodstvo/stati/rossija-vnedrjaet-raps-i-idet-po-kitaiskomu-puti-gibeli-pchel-govorit-professor-nikolenko.html